Шабановский перевал: за золотом Кубанской Рады

В лесах, пересеченных оврагами, близ села Шабановка завелась банда. Говорили, кто-то из раскулаченных плантаторов собрал единомышленников и мстил своим вчерашним работникам — сельской бедноте, поджигая дома и угоняя колхозный скот. То и дело в непроглядной горной ночи слышались ружейные хлопки и вспыхивало зарево. Спрятаться здесь нетрудно: дубовые чащи да кизиловые заросли не пропускали ни взгляда, ни выстрела.

Но время работало против старого режима и вскоре стало ясно: возврата к прошлому не будет. Целуя родную землю, спешно грузились на пароходы последние белые офицеры, надежда скрывающихся в горах бывших «эксплуататоров». И вот чекистские отряды начинают прочесывать самые глухие ущелья, неся из далёкой столицы в кубанские предгорья революционную справедливость.

Даже Кавказский хребет вытянулся «по струнке», пропуская к Желтым Монастырям комсомольца Ивана Мешкова. На скале мелькнул знакомый силуэт.
— Не стреляй, Иван! Я знаю, где золото! В Сочах…
— Полно крови попил, ворюга! — и меткий выстрел Мешкова прервал признания последнего свидетеля таинственного «обоза», бывшего плантатора и главаря лесной банды Калина.

Лесные дороги: таинственный обоз

Нынешние пользователи удобной, но постоянно ремонтируемой трассы М4 вряд ли помнят, что несколько десятилетий назад путь к морю лежал по холмистой и извилистой гравийке, спрятанной среди гор. Постоянные оползни и тяжелый рельеф требуют от местных водителей известного мастерства, а заезжие путешественники, надеясь объехать магистральные заторы, останавливаются на каждой развилке, стуча по зависшему навигатору и ища глазами хоть одну живую душу.

Историческое шоссе, связывающее пригороды Краснодара с приморской Джубгой начинает свой путь вдоль горной речки Шебш, рождающейся на высокой и громоздкой горе Большой Афипс, одной из вершин Главного Кавказского хребта. Афипсу далеко до заснеженных исполинов Сочи и Кабарды, он едва превышает 700 м. Поэтому и стекающий с его боков мелководный Шебш не отличается суровым нравом. Пробежав по тенистым дубовым ущельям, он скоро выбирается на равнину.

Берега Шебша — излюбленные грибные места краснодарцев. Осенью в местных лесах можно набрать диких груш и яблок, оставшихся еще от «черкесских садов», которыми некогда цвели эти долины. Летом лесные тропы заполняются туристами, не жалующими «культурный отдых». Пока на этом клочке дикой земли можно просто поставить палатку и наслаждаться переливами вод, пением птиц и жужжанием далёкой лесопильни.

Не спится в палатке только искателям сокровищ. Неужели правда где-то здесь, в обрывистом ущелье с местным названием «Сочи» и спрятано легендарное золото Кубанской Рады?

Еще недавно местные старожилы были уверены, что именно через их поселки, Тхамаху и Шабановку, прошел таинственный обоз, состоящий из двадцати двух крытых подвод. Под бычьими шкурами и брезентом глухо постукивали несметные сокровища, символ казачьей вольницы — золотые чаши, драгоценное оружие, кресты и ордена, дарованные или добытые в боях за долгую историю Войска. Отступая перед Красной Армией, члены Кубанской Рады стремились увезти с собой в эмиграцию и золото, но подводы так и не появились в порту, исчезнув бесследно в синих волнах предгорий вместе с сопровождающими.

С тех пор призрак «золотого обоза» курсирует по старым дорогам Кубани, заставляя любителей кладов размышлять, сопоставлять и снова отправляться на поиски.

Тхамаха: священная земля

Тхамаха — маленький дачный поселок на старой дороге, который несколько раз умирал и возрождался, словно птица Феникс. Название он унаследовал от первых жителей этих мест — черкесов. Неприхотливые горские племена обживали тенистые балки, распахивали скудные поляны, сажая кукурузу и огораживая пастбища.

Посреди красивой дубравы, остатки от которой сохранились поныне, возвышался ступенчатый холм. Его охраняли старые деревья, увешанные дорогим оружием, подковами и прочими дарами от местных жителей. Никто не смел прикоснуться к имуществу бога Тха — хозяина священной рощи. Подношения ревностно охранял дух Гену, обитавший внутри кургана.
Ежегодно черкесские крестьяне и воины приносили жертвы и совершали моления на кургане Гену, отчего укрощался нрав серебряного Шебша, вовремя шли дожди, а маленькие пастбища зарастали сочной травой.

Со временем почитание святилища стало оскудевать и нашелся дерзкий человек, впервые занёсший топор на дубовую рощу. Жившему в ближнем ауле старцу приснился сон, как восстал из кургана хранитель Тхамахинской рощи и предрёк черкесам за святотатство изгнание с родной земли. Так вскоре и произошло: царские войска проходя священными дорогами через Тхамаху к морю, втащили на вершину кургана турецкий фальконет (небольшая корабельная пушка) и устроили салютацию в честь окончательного покорения Кавказа. Под пушечные раскаты черкесы покидали свою горную страну, переселяясь в Турцию и на Кубань.

Курган Гену и сейчас покажет любой тхамахинец. На дворе двадцать первый век, а невольное благоговение к историческому холму не угасает. С его вершины вниз тянется цепочка каменных насыпей — черкесских могил. В середине каждой из них растёт старое дерево, некоторые насчитывают по двести лет.

Современные черкесы-репатрианты, потомки переселившихся в Турцию шапсугов, любят посещать кладбища предков в Тхамахинской роще, но селиться здесь не спешат. Коренными жителями Тхамахи считают себя молдаване, поселившиеся в долине Шебша по призыву русского правительства, в целях колонизации опустевших земель. Несмотря на оторванность поселка от богатых станиц и труднопроходимость горной дороги, гордая земля черкесов покорилась трудолюбию молдаван. Вскоре склоны покрылись виноградниками, а поляны превратились в табачные плантации.

К настоящему времени все ресурсы, составляющие промышленность Тхамахи, исчерпаны. Но люди не спешат покидать посёлок. На смену уезжающим в город приходят влюблённые в местную природу и тишину горожане. Ничего, что с ближайшей станицей Тхамаху связывает лишь небольшой автобус, делающий один рейс в сутки. Зато в центре, под покровом священного кургана, звенит веселыми голосами детский сад — символ основательности поселян и веры в будущее.

Шабановское: передовой пост

Село Шабановское находится в нескольких километрах выше по Шебшу. Проезжающие исторической дорогой через горы к морю обязательно увидят главную улицу села, контрастирующую с дикостью природы ровным асфальтом и аккуратной разметкой. Отсюда начинается подъем на невысокий, но трудный перевал Шабановский, за которым уже чувствуются теплые морские ветры.

Островерхий холм Шабан виден из любой точки. Рядом — небольшой курган, где после Кавказской войны располагался «Передовой пост» — небольшое укрепление, гарнизон которого вёл размеренную жизнь, лишь изредка отлавливая прятавшихся в горах разбойников. Лихие времена погребены под слоем земли, проявляясь в неожиданных находках — тяжелых свинцовых пулях, мелкой картечи и потёртых номерных пуговицах. Предприимчивые хозяева окрестных турбаз возят туристов «искать клады»: на бывших хуторах звенят металлоискатели. Каждый лелеет слабую надежду: не обронил ли «золотой обоз» пару монет, спеша к морю по серпантинам каменистой дороги?

Шабановцы гордятся одной из главных достопримечательностей — небольшим бюстом В.И. Ленина, изготовленным местным жителем, греком Канкилиди, в год смерти Ильича. Один из первых в истории памятников вождю пролетариата установлен недалеко от здания школы.

Желтые Монастыри — живописные скальные останцы, дорогу к которым покажет любой селянин. Каждые выходные городские туристы, полюбовавшись аккуратным «проспектом», пересекают Шебш и углубляются в горы по одной и той же лесовозной дороге, ведущей к уникальному геологическому памятнику. Путь в течение часа проходит по ущельям притоков Шебша, носящих имена бывших шабановских землевладельцев-молдован.

Древний вулкан, еще до появления человека, выдавил из толщи горной породы спрессованные осколки песчаника, кальцита и других сокровищ подземного царства. Нагромождения их достигают 27 метров, складываясь в подобие скальных городов и монастырей. Словно кельи отшельников темнеют маленькие гроты и пещерки среди расползающегося по отвесным стенам плюща. Забравшемуся наверх путешественнику открывается бескрайнее море лесистых гор, уходящее на юго-восток, вслед за Главным Кавказским хребтом.

К морю

Позади перевал, ознаменованный бетонной вертолётной площадкой. Дорогу сопровождает новая ЛЭП, проложенная здесь по просеке Индо-Европейского телеграфа, давшего некогда жизнь вымирающим горным станичкам. Телеграфная линия, соединившая Лондон с Дели, была построена в 1870 г известной поныне фирмой Siemens и снизошла из просвещенной Европы до затерянных в горах кубанских поселений.

Дотошные немецкие инженеры, поражаясь быту русских колонистов и нравам казачьей бюрократии, преодолевали реки и горы, оставляя за собой ровные чугунные «иглы» — фирменные опоры, разработанные Сименсами специально для суровых условий Кавказа. Вскоре по проводу Индо-Европейского телеграфа пролетела первая депеша из Англии, достигнув Индии за невероятный для девятнадцатого века срок — 30 минут.

В настоящее время линия старинного телеграфа полностью разобрана хозяйственными станичниками. В каркасах виноградников, заборах и телевизионных антеннах еще можно заметить английские клейма с фамилией легендарных Сименсов.

Измученный автомобиль последний раз заносит на рыхлом гравии и, наконец, дорога выполаживается. Солнце и круглогодичная зелень на деревьях возвещают, что перевал пройден и море совсем близко. Раньше счастливые путешественники палили из ружей, миновав трудный и опасный путь. Сейчас уставшие пассажиры устраивают пикник на месте бывшего поселения, от которого остались лишь орешники и толстые виноградные лозы.

Еще пара километров и старая дорога сольётся с гремящей трассой М4. Исчезнут воспоминания и призраки прошлого, а золото Кубанской Рады останется лежать в неведомом ущелье, забытое в стремлении путешественника достичь долгожданного тёплого моря — главного богатства Российского Кавказа.

Фото Михаила Т. (Краснодар)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика