Ингушетия: горы и башни

Башни Ингушетии — уникальные архитектурные сооружения республики.

Ингушетия — самая маленькая по площади республика, входящая в состав Российской Федерации. С трудом полученная в 1992 г автономия дорого обошлась ингушам. До сих пор ведутся споры о пригородах Владикавказа и границе с Чечней. На взгляд жителя Центральной России, привыкшего к бескрайним, «ничьим» просторам, территориальные споры об узких полосках горной земли кажутся нелепыми. Но ингушам очень нужна эта земля, напоенная жизнью и кровью их предков.

К тому же, ингуши ревностно охраняют главное сокровище: уникальные архитектурные сооружения многовекового возраста. Самые активные путешественники мира — граждане восточных государств — давно оценили красоту и величие ингушских боевых башен и священных гор, украшенных храмами и святилищами незапамятных времен.

Российские туристы, в основном, все еще находятся под впечатлением недавних «чеченских войн» и не решаются путешествовать по землям, пахнущим порохом. Но любопытство берет верх: велосипедные группы, навьюченные разноцветным скарбом, то и дело сворачивают в Джейрахское ущелье, а туристы-одиночки с увлечением описывают в блогах восхождение к Мят-сели, сопровождая рассказы захватывающими фотографиями. Немалый труд несут и сами ингуши, наполняя интернет познавательной информацией о памятниках старины, описывая маршруты и проявляя гостеприимство к приезжающим. Стоит лишь раз побывать в стране галгалов (так они себя называют), чтобы полюбить ее навсегда.

Джейрахское ущелье

 

Легендарная Военно-Грузинская дорога только начинает увлекать путника в живописную долину Терека, как с нее уже надо свернуть. Ингушетия, Джейрахское ущелье — налево. Кругом высятся скалистые, неприветливые горы. Был ли кто-нибудь на их вершинах, огражденных страшными каменными сбросами, кроме темных дождевых облаков?

На границе Осетии и Ингушетии — контрольно-пропускной пункт. Путнику часто приходится останавливаться перед полосатыми блоками и пятнистыми броневиками. Для проезда по приграничным республикам требуется российский паспорт, а для граждан других государств — специальный, заранее оформленный пропуск. Снисхождения никому нет: слишком трудно удержать хрупкий мир в горах, недавно сотрясавшихся от войны.

Тем не менее, к туристам относятся приветливо. Предъявив паспорт и ответив на пару вопросов о цели путешествия, можно спокойно отправляться по манящей в ущелье дороге. Окружающая обстановка сразу меняется. Улицы Джейраха немноголюдны. Местами встречаются группы работающих мужчин. Все они, даже мальчики, обязательно носят головные уборы. Женщин почти не видно: здесь не принято праздно прогуливаться на виду посторонних. Спешащие на работу или в магазин дамы одеты в красивые, длинные платья и изящно покрыты несколькими головными платками. Непривычный российскому туристу их внешний вид через короткое время уже привлекает своим удобством. Не нужно беспокоиться о недостатках фигуры, любая женщина в такой одежде прекрасна.

Едва солнце поднимается над Джейрахом, прекрасным становится всё. Сердце замирает при виде аулов, взбирающихся по горным склонам. Зачем жить здесь, среди скал, не имея и одного квадратного метра ровной поверхности, терпеть трудности с транспортом и страдая от природных катаклизмов, когда большая часть Ингушетии — теплая, удобная равнина? Вряд ли даже местные жители смогут ответить на это. Добротные дома, основательно вросшие в породу, просторные школы и роскошное здание лечебно-оздоровительного комплекса «Армхи», занявшее красивейший склон у священной горы, говорят о том, что люди не собираются уезжать отсюда.

Внезапно выросшее перед путешественником древнее строение останавливает ход мыслей. Высокая, тонкая башня с необычной четырехскатной крышей господствует над современными домами. Маленькие окошки-бойницы едва пропускают дневной свет, в них только гудит горный ветер. Кажется, что памятник существует в параллельном мире, отстающем от современного на сотни лет. Так и есть: это средневековая боевая башня, отлично сохранившаяся до наших дней. Но удивительно другое: до наших дней сохранились и люди, помнящие строителей этой башни. Они живут у ее подножья, охраняя наследие предков.

 

Боевые башни

 

Главное историческое богатство Ингушетии — башенные комплексы, разбросанные по всей горной стране. Это не безымянные руины, отрезанные от жизни: каждый комплекс носит фамилию рода, основавшего аул, окружающий крепость. Каждая ингушская семья, даже если живет далеко от родины, знает, где находится ее родовая башня. По праздникам шумные компании съезжаются в горы, чтобы помянуть далеких предков, похороненных здесь же, в склепах. Звучат семейные предания, ингуши с удовольствием рассказывают путешественникам о родных аулах.

Назвать точное время, когда в горах появились первые башни, историки не могут до сих пор. Есть предположение, что методы строительства и архитектура была заимствована галгалами у древних колхов, жителей Колхиды (Грузия). Но нигде в мире мастерство строителей не достигло такого уровня, как в горах Ингушетии. Башни галгалов достигали высоты 30 м при сравнительно небольшом основании 6 на 6 м и насчитывали 3-6 этажей. По временам средневековья это были настоящие небоскребы. Зачем нужны были столь затратные строения?

 

История вовнов

 

В мирные времена ингуши довольствовались каменными жилищами, сооружавшимися без скрепляющего раствора. Подходящие по размеру «циклопические» скальные глыбы складывались в стены замка, где обитали семейства одного рода. Из-за дефицита полезной земли в горах, уже тогда строительство велось преимущественно вверх: на первом этаже дома содержался скот, на втором жили люди. Такое устройство и сейчас можно наблюдать во многих домах на Кавказе.

В период средневековья до горных ущелий добрались сначала скифы, а затем и монголы. Потеряв в оборонительных войнах множество людей и имущества, ингуши задумались о превращении своих жилищ в крепости. Так появились знаменитые боевые башни — вовны. Они тесно соседствовали с жилыми строениями. Весь комплекс обносился защитной стеной.

Строительство боевой башни обходилось очень дорого и это могли себе позволить только состоятельные фамилии. Менее удачливые соседи старались селиться поблизости, чтобы в минуту тревоги воспользоваться готовым убежищем. Так вокруг каждой башни образовывался крепостной городок, практически недоступный для врага.

Времена быстро менялись не в пользу архитектурных памятников. В период «замирения» Кавказа Российской империей вовнам пришлось познакомиться с пушечными выстрелами, перед которыми они оказались бессильны. Дорогостоящее строительство башен тут же прекратилось как бесполезное. Наступала эра новых, более масштабных и жестоких войн.

Разрушения, причиненные во время Кавказской войны 19 в, дополнились бомбардировками, проводимыми по горной Ингушетии в ходе подавления бесконечных восстаний в советское время, некоторые древнейшие постройки пострадали уже в конце 20 века при зачистках ущелий от бандформирований. Тем не менее, до сегодняшнего дня в горах сохранились около сотни уникальных строений. Все они поставлены на государственную охрану и реставрируются, в том числе за счет потомков древних ингушских родов.

 

Строительство башен Ингушетии

 

Сооружение башни было заметным событием для всей семьи. Заниматься строительством вовна могли лишь представители нескольких родов зодчих. Они передавали секреты мастерства по наследству. Главный мастер, в случае удачной работы, получал богатое вознаграждение. Расплачивались, в основном, крупным и мелким скотом.

Перед началом возведения башни в предполагаемом месте проверяли грунт, выливая в ямку молоко. Если земля достаточно плотная, оно не должно было впитываться в течение нескольких дней. Затем устраивали праздник, принося в жертву быка. Его кровью помазывали речные валуны, предназначенные для фундамента. Далее главной заботой заказчика становилось содержание мастеров. Репутация главы рода могла пострадать, если строителей плохо кормили или недостаточно вознаграждали.

Существуют предания, показывающие важность отношения заказчика к мастеру. Когда кто-то из строителей случайно срывался со значительной высоты, то должен был успеть крикнуть слово «голоден!» до того, как разбиться. В этом случае семья заказчика обязывалась содержать семью строителя до конца своих дней. Но и у хозяина был шанс оправдаться. Пока неудачливый работник еще находился в воздухе, он должен был успеть возразить: «Завтрак был!», чем освобождал себя от ответственности.

Камни для строительства нужно было приносить из долин рек. Эта тяжелая работа также породила легенды об ее исполнителях — полумифических силачах, которым гордились многие поколения.

Возведение вовна обычно занимало не больше года, что свято соблюдалось. «Долгострои» так и оставались незавершенными, позоря слабость всего тейпа. Каждая башня, при внешнем сходстве, строго индивидуальна и хранит почерк мастера. Отпечатки ладоней, сохранившихся на некоторых вовнах у входа, относят к «автографу» строителя. Бывало, что имя писалось арабской вязью, в числе других загадочных изображений и символов.

В свободное от заказов время ингушский зодчий мог «подработать» в другой стране на строительстве любых зданий, кроме вовнов. Они считались авторской собственностью галгалов.

Как добраться до башен Ингушетии

Удобней всего доехать поездом до Владикавказа, откуда рейсовый автобус за 40 минут довезет до аула Джейрах. Расположившись в ЛОК «Армхи», частном гостевом доме или палатке, на следующий же день можно изучить башенный комплекс в с. Бейни, попутно наслаждаясь великолепными пейзажами Столовой Горы (Мят-сели). Воспользовавшись извозом от местных жителей, за день туристы объезжают большинство башенных комплексов, расположенных в округе.
Во Владикавказе, Назрани и Кисловодске работают турфирмы, организующие поездки по Ингушетии. Взяв одно- или трехдневную экскурсию, никто не пожалеет о времени, проведенном в тени исторических ущелий вайнахов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика